$
90.99
98.78

Сообщить информацию

Вкалывать без изоляции от общества: более чем четыре десятка статей УК предлагают дополнить «принудительными работами»

03.04.2024

Целый пакет документов с поправками в Уголовный кодекс поступил накануне в Госдуму. Идею сделать принудительные работы самостоятельной, а не альтернативной, как ныне, мерой наказания, её авторы тщательно, с цифрами и фактами, аргументируют в серии пояснительных записок к законопроектам.

Депутат-«единоросс», госпожа Бутина, сама познавшая вкус американской тюрьмы, на чём недвусмысленно акцентирует «НГ», тоже расписалась под пакетом законопроектов.

Поясним. Принудительные работы - это примерный аналог существовавшей в советские времена так называемой «химии», наказание, которое не связано с лишением свободы и полной изоляцией. Учитывая это, даже фактор принудительности не воспринимается на слух как самое худшее. Меж тем, ПР до сих пор считаются лишь альтернативой отсидке, и то прописаны не в частых по практике применения статьях.

Суды стали применять с 2017 года эту санкцию за небольшие и средние по тяжести преступления. Правда ПР может прозвучать в приговоре и за тяжкое деяние, но с оговоркой – гражданин совершил его впервые. И если даже «анамнез» осужденного содержит в прошлом небольшое преступление, то после «тяжкого» к принудительному труду его не приговорит ни один суд. Закон на этот счёт категоричен.

Добавим, ещё одно полномочие судей. Когда уже назначенная отсидка может быть заменена принудительными работами. То есть, руководствуясь гуманной целью, суд решает - человека можно попытаться исправить без изоляции от общества.

Именно с 2017 года, в Свердловской области, как и в целом по стране, начали активно отстраиваться исправительные центры для приговорённых к принудительным работам. Всё это время «ВЕДОМОСТИ Урал» регулярно освещают в своих новостях торжественные открытия подобных учреждений свердловским ГУФСИН.

Вот богато иллюстрированный фотографиями репортаж с открытия екатеринбургского исправительного центра в декабре прошлого года, а вот уже начало функционирования такового при исправительной колонии в Нижнем Тагиле в феврале нынешнего. Нижнетагильский центр стал десятым по счёту, возведённым за последние четыре года.

Для экономики Свердловской области, испытывающей дефицит кадров во многих отраслях, особо ценна недорогая рабочая сила, которая не положит заявление «по собственному желанию» на стол начальника, по крайней мере, гарантированное число лет.

Вот почему месяц назад теме дальнейшего роста исправительных центров даже была посвящена отдельная встреча главы региона Евгения Куйвашева и руководителя территориального подразделения  ФСИН по Свердловской области Александра Фёдорова, также освещавшаяся нашим изданием.

Фото: Департамент информполитики Свердловской области

Сейчас в области, было отмечено на встрече, около 1200 граждан, приговорённых к принудительному труду, задействованы в металлообработке, мебельном, швейном производствах, на строительных работах, сельскохозяйственных площадках.

Свердловские предприятия вкладывают немалые средства в возведение исправительных центров с расчётом на будущую кадровую подмогу, и в планах - только увеличение подобных учреждений.

Теперь о том, как процесс, собственно, исполнения наказания выглядит на практике.

Получивший ПР в качестве меры наказания приходит в территориальную структуру ФСИН и становится там на учёт, по месту своего проживания. В полномочиях тамошнего инспектора - определить: где и чем конкретно будет занят осуждённый.  Берутся во внимание возраст, квалификация, опыт, прочие параметры. Максимум, по которому назначаются принудительные работы – пять лет.

Если специализированный исправительный центр есть в домашнем регионе осужденного, его, вероятней всего отправят туда. Если нет, предстоит своего рода «командировка» в уже функционирующий. В этом смысле такие центры напоминают колонии-поселения, с той лишь разницей, что от остального социума ИЦ не отгорожены.

Правительство сегодня активно инвестирует финансы во всё новые и новые исправительные центры, параллельно ожидая усовершенствованную законодательную базу для них. Расчёт на окупаемость затрат рационален, ведь до 20 процентов заработка осуждённых перечисляется в государственную казну.

Фото: ГУФСИН по Свердловской области

Утоляется, повторимся, и кадровый голод многих российских предприятий. Амбициозным дорожно-строительным проектам нужны асфальтоукладчики, землекопы, машинисты кранов, требуются пошивщики спецодежды для различных ведомств, жилищно-коммунальное хозяйство нуждается в сантехниках, электриках, дворниках. Линейка квалификаций для ПР будет в перспективе только расширяться.

Судя по тому, насколько скрупулёзно прописаны пояснительные записки к поправкам в УК и УИК, депутаты, работавшие над ними, уверены - новации ожидаемы и будут приняты. Так, принудительные работы в качестве меры наказания предложено внести сразу в сорок пять статей уголовного кодекса. Там, где принудительный труд не был даже альтернативой иным санкциям, он становится отдельной репрессией.

Доказывая, сакраментальный постулат о том, что труд лечит, законодатель оперирует цифрами итога 2022 года, когда россияне, прошедшие через принуждение к труду, в четыре раза реже решались на повторное преступление, нежели это делали приговорённые к прочим мерам.

Власти считают, что площади уже построенных и оборудованных станками исправительных центров для принудительных работ не должны пустовать. Так, 50 тысяч мест сегодня заполнены трудящимся контингентом лишь на 70 процентов. Есть куда расти, и с законодательством надо поспешить.

Хотя, приветствующее поправки правительство видит в них не только чисто практические резоны. Минюст склонен рассуждать и о движении в сторону большей гуманности всей структуры ФСИН.

Напоследок, немного о личном восприятии предлагаемых поправок.

Допуская возможность своей неправоты, я всё-таки не совсем согласна с рядом правозащитников, на корню отрицающих принудительный труд как, якобы, антиконституционную меру.

Дескать, аргументируют они, работа под принуждением в нашей стране запрещена.

Не имея психологии преступника, мне трудно влезть в его голову, но мне кажется, имей осуждённый возможность выбора между тюремной камерой и трудом вне изоляции от семьи, этот выбор был бы очевиден.

Тем более, что по закону, второй возможности исправиться без отрыва от социума у него уже не будет.

А что думаете вы? Пишите ниже…

Ирина ВЛАДИМИРОВА, «Агентство социально-правовой информации «ВЕДОМОСТИ Урал»
(зарегистрировано Роскомнадзором ИА № ФС77-81712)

Ссылки по теме
Добавить комментарий
Высказывания, оскорбляющие честь и достоинство граждан, в том числе по национальной либо религиозной принадлежности, призывы к насильственному изменению государственного строя и разжигающие межнациональную рознь не публикуются.
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения
Все материалы раздела "Статьи"
Данный сайт использует файлы cookie и прочие похожие технологии. В том числе, мы обрабатываем Ваш IP-адрес для определения региона местоположения. Используя данный сайт, вы подтверждаете свое согласие с политикой конфиденциальности сайта.
OK